15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018
18-21 июня 2018 • Москва • МВЦ «Крокус Экспо»

Уходить с рынка никто не собирается

новость
О том, как сегодня обстоит дело с российскими технологиями и как российские машиностроители смотрят на проблему импортозамещения, в интервью с Марией Рыбаковой, начальником Управления коммуникаций и информационной политики ПАО ОМЗ.

ПАО "ОМЗ". Интервью с Марией Рыбаковой, начальником Управления коммуникаций и информационной политики: "Уходить с рынка никто не собирается".

_B3A5123-s_фото_Марии_Рыбаковои.jpg В последние два года отечественной промышленности пришлось учиться существовать в условиях импортозамещения. Зарубежная продукция и технологии во многих отраслях теперь недоступны, возникла необходимость создавать собственные новые компетенции или обращаться к старым, которые в эпоху лёгкого импорта и дорогой нефти были незаслуженно забыты. Однако в правительстве дают понять, что задача заместить всё и вся не стоит. Необходимо понимать, в каких отраслях необходимы зарубежные технологии, каким образом наиболее эффективно налаживать сотрудничество с зарубежными производителями и как российские предприятия сами смогут стать экспортёрами промышленной продукции.
Одним из эффективных инструментов для налаживания сотрудничества уже много десятилетий являются международные выставки. Выставка MIOGE уже много лет является платформой для переговоров о создании партнёрских проектов не только в области нефте- и газодобычи, но и в сфере производства оборудования и развития инфраструктуры, даёт возможность напрямую обсуждать проекты локализации и трансфера технологий.
В ходе подготовки к выставке «Нефть и Газ»/ MIOGE 2017 года Группа компаний ITE проводит серию интервью с постоянными участниками и членами оргкомитета выставки MIOGE и Российского нефтегазового конгресса.
О том, как сегодня обстоит дело с российскими технологиями и как российские машиностроители смотрят на проблему импортозамещения, мы поговорили с Марией Рыбаковой, начальником Управления коммуникаций и информационной политики ПАО ОМЗ. Группа "Объединённые машиностроительные заводы" выбрала для себя наиболее перспективную стратегию развития в современной индустрии – стать не поставщиком продуктов, а системным интегратором - поставщиком готовых решений, включающими полный цикл - от НИОКР до запуска завода.

Часто приходится слышать, что первостепенное значение сегодня имеют НИОКР, но финансирования не хватает. Как обстоит дело в ОМЗ – есть ли конструкторские бюро, как осуществляется НИОКР, как это финансируется – за счёт государственных или частных средств?
М. Р.: В состав ОМЗ входят несколько НИИ, включая совершенно уникальный для России центр материаловедения в Санкт-Петербурге (Научно-исследовательский центр (НИЦ) на базе Ижорской промышленной площадки Группы ОМЗ в Колпино и один из крупнейших проектных институтов «Гипрокислород», занимающийся проектированием сложных производств. Финансируем новые разработки, в основном, самостоятельно, при этом, насколько я знаю, у Минпромторга существует механизм поддержки ряда перспективных разработок, поэтому компании могут обращаться за помощью в профильные департаменты Министерства. Конечно, свои проектные институты есть и у «Росатома», и у других профильных крупных концернов, корпораций, все эти институты успешно работают и развиваются, и по ряду направлений мы превосходим мировых производителей. Одним словом, нам есть чем гордиться.

По каким направлениям, например?
М. Р.: В первую очередь это технологии и оборудование в сфере атомной энергетики, специальные стали и оборонная промышленность - там делаются уникальные вещи, и наши специалисты, и специалисты многих других российских предприятий вносят значительный вклад. Я считаю, что у нас самые передовые технологии в этом направлении.

А в нефтегазовой отрасли?

1.jpgМ. Р.: ОМЗ активно работает над созданием партнёрских проектов – это если говорить не только об импортозамещении, но плавно перейти к теме локализации и экспорту российской продукции. Конкретно в ОМЗ есть соглашения о партнёрстве с французской компанией Air Liquidи с южнокорейской компанией «Дэлим» (Daelim Group). Безусловно, произойдёт некая локализация передовых зарубежных технологий здесь, на базе наших предприятий.
Наши технологии весьма востребованы, в частности, те же проекты с мини-заводами СПГ. Ряд номенклатур, которые производит, например, наше предприятие «Криогенмаш», занимает по некоторым направлениям до 30% рынка Китая. Продукция очень востребована. Мы в этом году проводим серию пресс-туров, которые показывают журналистам наши экспортные возможности. Мы уже были в Индии, показали, как там работает наша техника и наши специалисты, сейчас в конце сентября мы едем в Китай, как раз по теме СПГ - будем показывать как такие заводы на нашем оборудовании работают в Китае. Есть подобные реализованные проекты и России. У нас с технологией всё отлично, есть чем гордиться в области газа в том числе.

Раз мы заговорили о Китае, там идея локализации производства нашла широкое применение. Лет 10-15 назад из техники для нефтегазового комплекса у них почти ничего не было, и только тогда, когда китайцы привлекли зарубежные компании и создали совместные предприятия, был совершён мощный прорыв. Мы просто перенимаем опыт китайских товарищей или идём по своему пути?
М.Р.: Мы идём двумя разными путями. По тем направлениям, которые удалось сохранить после распада СССР, которые развивались в России и были востребованы, где удалось сохранить специалистов, там всё развивалось спокойно. ОМЗ в Китае ничего не локализует, компания туда поставляет такое оборудование, которое никто еще долго не сможет скопировать. Конечно, можно предположить, что они будут там всё это разбирать, срисовывать, но мы шутим, что когда они смогут всё это повторить, мы уже сделаем что-то новое, поэтому не боимся.

2_армторг.jpgЧто касается локализации зарубежных технологий. У нас, безусловно, есть направления, которые очень сильны, они развивались нормально, на уровне лучших мировых практик. А есть направления, которые по тем или иным причинам в России какое-то время не развивались, и где наблюдается отставание. Но мы и наши заказчики, нефтяники и газовики, эти направления выявили и уже работаем, чтобы сократить это отставание. Сейчас в России, предпринимаются очень большие усилия, чтобы снова нарастить ключевые компетенции в ряде областей.

ITE всё-таки выставочная компания, а ОМЗ – наш постоянный участник, поэтому вопрос как к участнику выставки «Нефть и газ /MIOGE»: как может быть оценена значение выставки для развития российских компаний, для поиска партнёров для локализации, какова роль выставки в трансфере технологий? Мы организовывали российское участие в Мировом нефтяном конгрессе, но WPC – это всё-таки имиджевое событие, а MIOGE – это рабочее мероприятие. Что Вы можете посоветовать другим компаниям с высоты своего опыта, как использовать выставку для работы?

М.Р.: Во-первых, новость о том, что выставка будет в следующем году в Крокус Экспо, очень приятная. Это удобная площадка с точки зрения организации коммуникации и пространства, нет необходимости тратить много времени на перемещения между павильонами, логистически это удобно. Думаю, что и компаниям-участникам, и посетителям там будет очень комфортно.
С точки зрения практических аспектов имеет смысл рассматривать выставку через призму именно трансфера технологий, не локализации. Трансфер технологий – это более широкое понятие, поэтому имеет смысл рассматривать выставку как инструмент, способствующий трансферу технологий. С этой точки зрения выставка чрезвычайно интересна. На такие крупные выставки – а это выставка одна из крупнейших, она есть в календаре у всех нефтегазовых компаний, – все компании стремятся приехать, и российские, и зарубежные, всем есть, что показать. И с другой стороны, наши компании хотят посмотреть, что нового у мировых производителей, какие новинки мы хотим внедрить у себя. Со своей стороны зарубежные партнёры приезжают посмотреть, что есть у нас интересного, они тоже заинтересованы в том, чтобы приобрести технологии.
В области приобретения технологий очень активны Китай и Индия, как в этом, 2016 году, так и в 2017 предполагаю, что станут ещё более активны. Я чувствую по контактам, что этот интерес выражается в конкретных многомиллионных заказах, а не в простых встречах и подписании меморандумов о взаимопонимании, чтобы когда-то к этому вернуться. Российский рынок интересен, несмотря на все политические процессы, он остаётся очень привлекательным рынком для зарубежных компаний, которые хотят работать здесь и участвовать в проектах, для них это по-прежнему высокомаржинальный рынок.

Даже несмотря на режим санкций?
М.Р.: Общеизвестно, что, несмотря на режим многолетних санкций по отношению к Ирану, все компании сохранили там свои представительства, и, как только санкции были сняты, началась активная деятельность, чтобы не упустить рынок. То же самое будет и с Россией, мировые компании не собираются покидать перспективный рынок. Мировая нефтегазовая отрасль видит, что России это нужно - сотрудничество нужно всем. Бизнес всегда вне политики, и, когда появится возможность перейти к более активному взаимодействию, ею сразу воспользуются. Все бизнесмены держат руку на пульсе.

Это внушает оптимизм. Значит, перспективы у отрасли хорошие.
М.Р.: Хотелось бы в заключение поблагодарить наших нефтегазовых заказчиков, которые не на словах, а на деле развивают импортозамещение, которые пересмотрели свои закупки. Если на рынке существуют технологии, которые не уступают зарубежным аналогам, наши заказчики делают выбор в пользу российских решений, чтобы развивать и поддерживать нашу промышленность. Это компании «Газпром», «Газпром нефть», «ЛУКОЙЛ», «Новатэк», «Сибур», которые действительно помогают нам, машиностроителям, те киты, на которых держится наша промышленность. Большое им за это спасибо.