Мы используем файлы cookie для того, чтобы предоставить Вам больше возможностей при использовании сайта. Продолжая просматривать этот сайт или закрывая это сообщение, вы даете согласие на использование файлов cookie.
16-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2019
23-26 апреля 2019 • Москва • МВЦ «Крокус Экспо»

MIOGE помогает налаживать и развивать Сотрудничество российских компаний с западными партнерами

новость
О вопросах технологического обеспечения отрасли рассказывает эксперт в сфере оборудования для нефтегазовой отрасли Александр Романихин.

«MIOGE ПОМОГАЕТ НАЛАЖИВАТЬ И РАЗВИВАТЬ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ С ЗАПАДНЫМИ ПАРТНЕРАМИ»

IMG_4485_2_итог.jpg Последние два года отечественной промышленность существовала в режиме сенкций. Возникла необходимость создавать собственные новые компетенции или обращаться к старым. В каких отраслях по-прежнему необходимы зарубежные технологии, как наиболее эффективно налаживать сотрудничество с зарубежными производителями? Выставка «Нефть и газ»/MIOGE уже много лет выступает площадкой для переговоров о создании партнерских отношений не только в области нефте- и газодобычи, но и в сфере производства оборудования и развития инфраструктуры, дает возможность напрямую обсуждать проекты локализации и трансфера технологий. О вопросах технологического обеспечения отрасли рассказывает эксперт в сфере оборудования для нефтегазовой отрасли Александр Романихин.

    - Александр Владимирович, об импортозамещении начали говорить уже давно. Какова история вопроса?

    - В СССР нефтепромысловое оборудование изготавливали в основном предприятия Азербайджана и Украины. Кроме того, крупный завод по выпуску фонтанной арматуры и цементировочных агрегатов располагался в Грозном (сегодня на его месте рынок).

После известных процессов в стране связи между предприятиями из бывших союзных республик прервались, начались проблемы с поставками оборудования для нефтяников и газовиков. Вот почему многие машиностроительные предприятия Свердловской, Воронежской областей, Удмуртии, Татарстана, Пермского края, других регионов РФ приступили к освоению продукции для нефтегазового комплекса. Некоторые успешно, другие не очень. В тот период «Газпром» и ЛУКОЙЛ активно занимались инвестированием в машиностроение, что в целом помогло выправить ситуацию. Так, благодаря инвестициям ЛУКОЙЛа было налажено производство цементировочных агрегатов на заводе «Ижнефтемаш».

    - В одном из интервью  Вы говорили, что после распада СССР и рассредоточения производства по республикам, нефтегазовые компании стали вкладываться в развитие науки, технологий и техники. Продолжают ли нефтяные и газовые компании заниматься этой деятельностью в наши дни?

     - Самым тяжелым временем для отраслевой науки были, как это ни странно, так называемые «тучные годы», когда нефть стоила около 100 долларов. Вместо того, чтобы вкладывать средства в создание собственных технологий, нефтяники избавлялись от исследовательских подразделений. Проводились масштабные закупки оборудования за рубежом. Вот почему введение санкций первоначально вызвало некоторую панику из-за возможных проблем с поставками запасных частей и техническим обслуживанием ранее приобретенного иностранного оборудования.

Необходимо уточнить, что при выборе оборудования многие нефтяные компании упираются в проблему с лицензией. Если она зарубежная, то и оборудование будет иностранным. Западный лицензиар обычно заявляет, что если оборудование будет российским, то он может снять гарантию. Почти во всех странах технологиями владеют крупнейшие нефтяные компании: Exxon Mobil, BP и им подобные. В России все иначе. В «тучные годы» наши компании не вкладывали деньги в разработку технологий, поэтому приходится закупать западные лицензии и приобретать то оборудование, на которое укажет лицензиар. Налицо проблема технологической зависимости. Это касается и ранее закупленного оборудования. Чтобы приобретать запчасти и обеспечивать обслуживание техники, приходится обращаться к западным производителям. Компании ищут возможности сделать аналогичные запчасти, приобрести их в Юго-Восточной Азии, но это непросто. Приходится расплачиваться за сокращение научно-исследовательских подразделений, пренебрежение собственными разработками-необходимостью покупки готовых лицензий на Западе.

-Как Вы оцениваете работу правительства по импортозамещению в НГК? Выделяются ведь значительные средства, созданы разнообразные фонды, АИС «Импортозамещение» и т. д.

       - Самое ценное, что, на мой взгляд, может сделать правительство в сфере импортозамещения, — привлечь к процессу нефтяников и газовиков. Обеспечить их взаимодействие со специалистами из промышленности. Никаких бюджетных денег не хватит на полноценное импортозамещение в нефтегазовом комплексе. На мой взгляд, необходимо создать сообщество из специалистов в нефтегазовом комплексе, чтобы они сами формировали потребности отрасли и выбирали возможных исполнителей из числа российских промышленных предприятий. А потом уже выходили на правительство и просили преференции для реализации той или иной программы импортозамещения.

        - Китай за последние годы совершил впечатляющий рывок практически во всех отраслях, пойдя по пути локализации производства и достигли невероятных высот. Считаете ли Вы, чтолокализация — основной залог успеха импортозамещения?

      - Если нефтяная компания вынуждена закупать технологию для своего НПЗ за рубежом, это неизбежно влечет привязку к иностранному оборудованию. Нет, конечно, вы можете наладить производство в стране каких-то второстепенных железок, но это не будет полноценной локализацией. Чтобы провести локализацию «железок», необходима локализация интеллекта. Надо иметь и применять собственные технологии. Тогда и оборудование будет из своей страны, а не иностранное.

О китайском прорыве хочется сказать отдельно. Ранее Китай никакого нефтегазового оборудования не производил, в советское время наша промышленность поставляла туда практически все. Сейчас сложилась абсурдная ситуация, когда мы импортируем из Китая нефтегазовые железки, хотим закупать там  технологии… Понятно, когда речь идет о США, Великобритании, Японии, но то, что мы, нефтегазовая и машиностроительная держава, вынуждены просить что-то у Китая… Там нет традиций в нефтегазовой отрасли, отраслевой школы. Китай всегда пользовался советской техникой, нашими буровыми станками, которые туда поставлял «Уралмаш», а сейчас все наоборот.

      - На последнем Петербургском экономическом форуме президент России Владимир Путин пригласил европейских инвесторов к совместной работе над нефтегазовыми проектами. Речь идет и о выпуске в России современного оборудования для топливно-энергетического комплекса. Где и как, на Ваш взгляд, российские предприятия могут искать партнеров для реализации таких проектов?

      - К сожалению, когда речь идет о крупных инвестиционных проектах в нефтегазовом комплексе, вопрос о том, где будет изготовлено оборудование, в нашей стране обычно второстепенный. Если бы это было не так, технологическое оборудование на наших крупных проектах типа «Ямал СПГ» или «Амурский ГПЗ» было бы отечественным. Как и газоперекачивающие станции для газопровода «Северный поток», да и многое, многое другое. Но сегодня ситуация складывается таким образом, что основное технологическое оборудование для крупнейших проектов будет поставлено из-за рубежа. Такие условия диктуют нам западные компании-лицензиары, поскольку мы упустили время для разработки технологий, а предпочитали приобретать лицензии, о чем я  говорил выше.

    - Как Вы, будучи членом оргкомитета выставки «Нефть и газ»/MIOGE, оцениваете роль крупнейших отраслевых мероприятий - таких как Мировой нефтяной конгресс, выставка MIOGE, Российский нефтегазовый конгресс? Чем эти мероприятия могут помочь российским компаниям?

    - Мне приходится посещать новые мероприятия. Все эти форумы и конференции появляются как черт из табакерки. Отсутствие традиций, опыта, связей с иностранными нефтегазовыми компаниями, как у ITE, организаторы порой пытаются компенсировать так называемым административным ресурсом. Нефтяники и газовики хорошо понимают, who is who. Об этом свидетельствует недавний опрос, проводимый в рамках ежегодной конференции «Нефтегаз-Реклама — 2016».

На выставке «Нефть и газ»/MIOGE встречал коллег, которых не видел 10–20 лет. Многие из них работают в других странах, поэтому MIOGE — уникальная возможность одновременно пообщаться с большим числом специалистов. Думаю, что выставки ценны именно возможностью для коммуникаций, живого общения, которого так недостает в эпоху интернета. Так что им полезно развиваться, совершенствоваться в этом направлении.

В частности, многим мешает шум в павильонах, затрудняющий общение. Порой трудно найти необходимую компанию. Размещение компаний в павильонах, на мой взгляд, должно быть более понятным, должна выдерживаться определенная тематика. Так посетителям будет легче отыскать интересующие организации и в комфортной обстановке провести переговоры. Бесспорно, что MIOGE — нефтегазовая выставка № 1 в России, площадка с большими традициями, которую готовят профессионалы международного уровня. В условиях непростой международной обстановки, доступа к иностранной технике и технологиям роль профессиональной площадки, привлекающей в Россию иностранные компании, будет только расти.